Бокситогорский район — юго-восточная окраина Ленинградской области. Предлагаемый маршрут по северной части района дает возможность познакомиться с чудесной природой этого края, с местными постройками, впитавшими в себя многовековые строительные традиции, со своеобразной планировкой деревень.

Деревня Красный Вор. Часовня конца XVIII — начала XIX века
Деревня Красный Вор. Часовня конца XVIII — начала XIX века

Маршрут разработан на основе натурного обследования района в 1972 году. Проходит он по землям трех больших совхозов — «Ефимовекий», «Красный пахарь» и «Радогощинский». В этих отдаленных от Петербурга местах, так же как и в других районах Ленинградской области, в соответствии с комплексным планом социально-экономического развития области расширяется сельскохозяйственное производство, развертывается жилищное строительство. По-видимому, не все деревни, включенные в маршрут, в будущем сохранятся. Возможно, что население некоторых из них со временем переселится в перспективные совхозные поселки, а памятники деревянного зодчества с их территории перевезут в музей-заповедник деревянного зодчества. А пока любители деревянного зодчества могут ознакомиться с ними на месте, проехав в Бокситогорский район поездом или автомобилем.

Маршрут может быть рекомендован и пешим туристам, и автотуристам. Протяженность его невелика: пешком можно пройти за две недели.

Пока этот маршрут не включен в перечень маршрутов Петербургского бюро путешествий и экскурсий, но он доступен любой группе самодеятельных туристов, интересующихся народным деревянным зодчеством.

В далекие времена огромную территорию от Волхова до Белого озера заселяло племя весь, относящееся к прибалтийско-финской группе племен. На страницах древних летописей племя весь упоминается под разными годами. Последнее упоминание о нем известно под 6979 (1471) годом: «Владимер крестися и вся земли наши крести: русскую, и нашу словенскую, и мерску и кривическу весь…»

Позже сообщений о веси в летописях не встречается. Что же стало с племенем весь?

Тщательное изучение памятников древнерусской письменности и археологические исследования дали возможность ученым сделать следующие выводы. Во второй половине первого тысячелетия н. э., примерно в VIII-IX веках, одно из славянских племен — ильменские словене стали интенсивно осваивать выгодную в географическом и экономическом отношении территорию Поволховья. Спустившись от озера Ильмень вниз по Волхову до Ладожского озера и заселив обширную территорию вдоль Волхова, они вклинились между прибалтийско-финскими племенами, как бы изолировав весь от других племен. Продолжая осваивать север, словене частично ассимилировали весь, частично оттеснили к северу и югу от Свири, разбив это племя на несколько самостоятельных групп. От одной из этих групп произошли современные вепсы — народность, живущая на территории Ленинградской области и Карельской АССР и сохранившая до наших дней свой язык и некоторое своеобразие быта.

Предлагаемый маршрут проходит по деревням Сидоровского и Корвальского сельских Советов, населенных южными вепсами.

За многовековую историю развития вепсов в тесном контакте со славянами образовалась единая в общих чертах культура, и поэтому их жилые и хозяйственные постройки по планировке и технике строительства ничем не отличаются от построек русских, живущих по соседству. Лишь при оформлении фасадов и интерьеров вепсы используют национальные мотивы.

Разумеется, в этих местах социалистический уклад давно изменил облик и быт деревни. Тем не менее здесь еще сохранились постройки начала XIX века, которые представляют большой интерес. Они демонстрируют древние традиции сельского строительства, уходящие в прошлое. Как всякие другие материальные памятники предыдущих эпох, эти постройки привлекают внимание и специалистов, и всех интересующихся историей родной страны.

Прежде чем начать маршрут, необходимо познакомиться с краткой историей развития деревянных построек, типичных для всего русского севера, а следовательно, и для территорий, населенных вепсами.

В лесных районах севера издавна дома рубились из бревен хвойных пород деревьев. Именно рубились, так как многие века топор был единственным строительным инструментом. Археологические исследования показали, что топор был известен на Руси с IX века. Уже в конце первого тысячелетия н. э. в этих краях существовала срубная жилая постройка из бревен, уложенных горизонтально одно на другое и образующих «венцы», скрепленные на углах врубками различных видов: с остатком- «в обло», когда концы бревен выступают за плоскость стены на 20-22 сантиметра, и без остатка — «в лапу». Древнерусским строителям были известны около 50 способов врубки бревен при связывании венцов. Наиболее распространенный способ врубки с остатком — «в чашу». В наше время, когда принято обшивать дома досками, чаще всего при строительстве применяют врубку без остатка. Под обшивкой сруб дольше сохраняется, но зато проигрывает эстетически: красота сруба из могучих бревен скрыта.

Четырехугольная в плане постройка — «клеть» — известна на севере с первого тысячелетия н. э. Слово «клеть» появилось в древнерусских письменных памятниках в X веке в применении к жилым и хозяйственным постройкам. Затем это слово употреблялось только в значении «неотапливаемое хозяйственное помещение». В наше время слово «клеть» употребляется как архитектурный термин и означает прямоугольный в плане сруб.

Проведенные в разное время на севере европейской части России археологические раскопки вскрыли множество остатков жилых построек X — XVI веков. Эти постройки дают возможность представить особенности и размеры древнерусского жилья. Площадь и габариты клети определялись длиной идущего на постройку бревна, которое не превышало в основном пяти метров, так как плотникам трудно было обращаться с более длинными бревнами. Щели между бревнами проконопачивались мхом и промазывались глиной. По низу сруб утеплялся завалинками — вокруг него устраивали невысокую загородку из досок, которую засыпали землей.

Полы делали дощатыми и земляными. У задней стены помещения находилась печь-каменка с открытым огнем, наподобие печей, до сих пор складываемых в деревенских банях. Жилье отапливалось по-черному: дым поднимался к отверстию в потолке, от которого на крышу обычно вела деревянная труба — дымник. Когда печь не топилась, это отверстие закрывалось задвижкой. Окна, очень маленькие и узкие, вырубались в двух смежных бревнах по полбревна в каждом и закрывались — «заволакивались» — доской. Отсюда и название их — «волоковые». Со временем оконный проем стали обрамлять косяками. Такие окна называются «косящатьши».

До сих пор в деревнях можно встретить бани, топящиеся по-черному. Каждая такая баня — маленький сруб-пятистенок с крышей на два ската, в плане представляющий собой вытянутый прямоугольник. Такие деревянные баньки могут дать представление о древнем жилище, так как они в определенной степени воспроизводят планы жилищ, известных по археологическим раскопкам.

В последующие века жилую клеть в целях предохранения ее от снежных заносов в зимнее время и затопления в половодье стали поднимать над землей на дополнительном срубе. Таким образом появился подклет, который использовали в хозяйственных целях, а иногда и под жилье. С развитием хозяйства возрастала потребность в разных подсобных помещениях. В результате стали появляться и другие клети, которые прирубали непосредственно к жилью или ставили отдельными срубами рядом с домом. Таким образом, жилище из древней однокамерной клети к XIX веку разрослось в целый комплекс — усадьбу, объединившую в себе избу на подклете, крытый хозяйственный двухэтажный двор, амбары и хлевы. Размеры такого комплекса достигли 6X20 метров и более.

Крестьянские усадьбы были различными по своим планировкам, что зависело от местных традиций, достатка и численности каждой семьи.

Обычной планировкой бедных крестьянских домов была однорядная связь: жилые и хозяйственные постройки стояли по одной оси, в плане образуя вытянутый прямоугольник. Более зажиточные или многочисленные семьи строили жилую часть своего дома двухизбной — две избы соединены сенями (изба — сени — изба); хозяйственные постройки в таком случае примыкали к жилью перпендикулярно, образуя «Т»-образные или «Г»-образные планировки.

Покрытия построек были самцовыми, позднее — стропильными. Наиболее архаична самцовая кровля. При ее устройстве оба фронтона дома являются непосредственным продолжением стен и рубятся из брёвен, скрепленных деревянными шипами. Бревна эти называются «самцами», а фронтоны — «самцовыми». На самцы горизонтально укладывают, параллельно боковым стенам, бревна-слеги. Самая верхняя слега, образующая гребень крыши, называется «князевой». Слеги выступают вперед за стены фронтонов до одного метра, образуя вынос кровли, необходимый для защиты стен постройки от дождя. Строители делают интересный и своеобразный подпор от стены к свесу кровли — кронштейн, который образуется из выпусков верхних бревен сруба. За три-четыре венца до верха основного сруба строители начинают увеличивать длину бревен на боковых сторонах, постепенно свешивая одно над другим. Концы их в большинстве случаев украшают резьбой. Выпуски конструктивно необходимы, но вместе с тем они имеют и большое художественное значение.

На слегах закрепляют «курицы», или «кокоры»,- особые крючья, сделанные из стволов тонких елей с корневищами. На кокоры кладут выдолбленные в виде корыта бревна- «потоки» (водотечники) для отвода дождевой воды. И потоки, и сами крючья — кокоры — очень часто украшены декоративной резьбой. По слегам в два слоя настилается тес — строганые доски с желобками для стока воды. Между его рядами для гидроизоляции иногда укладывают сплошной слой бересты — березовой коры. Тес нижними концами закрепляется в потоках, а верхние концы прижимаются «охлупнем» — очень толстым, выдолбленным снизу бревном, нахлобученным на гребень крыши. Торцы слег прикрывают доски — «причелины», чаще всего богато украшенные резьбой, а место их стыка на князевой слеге закрывает вертикальная и также богато украшенная резьбой доска — «полотенце». Устраивая причелины, строители решали сразу две задачи — прикрывали торцы слег от атмосферных осадков, спасая их от быстрого загнивания, и украшали строение.

Основой крыши на стропилах («на быках») являются стропила или стропильные ноги («быки») — бревна, попарно врубленные с двух сторон в «подкуретник» — самые верхние венцы сруба. В коньке они соединяются верхними концами или врубаются в князевую слегу. На стропила горизонтально укладываются более тонкие бревна, или жерди. Создается таким образом решетка (обрешетка) из стропил и жердей — основа, покрываемая дранкой, щепой или досками. Во всем остальном повторяются детали самцовой кровли. Для постройки дома лес заготовляли обычно зимой. Срубленные деревья перевозились в деревню и складывались до весны на просушку. Весной с бревен снимали кору — «окаривали» — и начинали рубить дом. Но его не сразу возводили на выбранном месте. Сначала где-то в стороне от выбранного для постройки места начинали рубить временный сруб, тщательно подгоняя бревна для будущего дома. Срубали несколько венцов, снимали верхний, укладывали на землю рядом с первым и на нем продолжали возводить — «заводить» — следующий сруб, опять в несколько венцов. Таких подготовительных срубов могло быть несколько. Заготовленные срубы тщательно размечали зарубками на каждом бревне и оставляли до осени на просушку. А осенью все срубы разбирали — разваливали, и уже на выбранном месте начинали собирать дом.

Плотничье мастерство за многие века так развилось, что превратилось в отхожий промысел, а артели плотников стали заготовлять целиком срубы построек на продажу. Все бревна и детали отделки были так тщательно подогнаны, что крестьянину, купившему такую заготовку, не стоило большого труда собрать ее.

Деревянные постройки, которые можно увидеть в северной части Бокситогорского района, позволяют познакомиться со всеми деталями традиционных рубленых построек, с высоким мастерством плотников, сохранивших традиции древоделов прошлого.

Местность, но которой хфоходит маршрут, довольно сильно изрезана. Между возвышенностями много рек, речушек, озер и болот, придающих ландшафту чрезвычайную живописность. Вся территория покрыта густыми лесами.

Маршрут начинается от станции Заборье, расположенной около деревни того же названия на железной дороге Санкт-Петербурга — Вологда. Поезд прибывает туда ранним утром. Сойдя на станции, надо пройти через железнодорожные пути налево полтора километра до станции узкоколейки и поездом проехать еще 50 километров до рабочего поселка Красный Бор. Отсюда и начнется наше путешествие.

Проселочная дорога от Красного Бора вьется среди густого, в основном хвойного, изумительного по красоте леса. Летом по обе стороны дороги — зеленый цвет всех оттенков, от нежно-салатного и почти бирюзового до темного, с переходом в синеву. А осенью лес переливается всеми цветами радуги, которая не гаснет и в хмурую дождливую погоду. Внизу, под деревьями, расстилается сплошной ковер кустов черники и брусники.

«По Ленинградской области» — Л.А. Андеева, М.И. Коляда, Е.В. Кондратьева


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Еще не оценили
12 декабря 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *