От Загубья до Сторожно — 18 километров в направлении на северо-запад, через весь полуостров. Туда ведет грунтовая дорога, но попутный транспорт ходит редко, поэтому лучше, не рассчитывая на него, проделать весь путь пешком. Вы будете сполна вознаграждены красотой окружающего вас девственного леса. На первых километрах пути к дороге вплотную подступает обширное болото с чахлой растительностью. Осенью здесь собирают богатые урожаи клюквы. Дальше рельеф становится возвышенным, и дорога идет прекрасным хвойным лесом с редким вкраплением стройных берез. На середине пути встретится сторожка лесника, где можно отдохнуть.

Образец резного убранства дома в поселке Сторожно.
Образец резного убранства дома в поселке Сторожно.

Наконец лес расступается, и вы оказываетесь на мысу полуострова, а вокруг, сколько может охватить глаз, расстилается гладь Ладожского озера с темнеющими на ней рыболовецкими барками. Вдоль побережья тянется улица с двумя порядками домов, щедро и разнообразно украшенных резьбой. Это и есть поселок рыбхоза Сторожно, а древнее его название — Подмонастырская слободка.

На северной оконечности мыса привлекает внимание полосатая вышка маяка, а левее ее и ближе к нам белеет массив Никольской церкви, замыкающий перспективу улицы. По контрасту с кружевом деревянной резьбы домов облик старинной церкви представляется особенно суровым и замкнутым.

В специальной историко-архитектурной литературе временем основания Никольского монастыря в Сторожно считается середина XVI века. В системе мероприятий, которые проводило в ту пору, московское правительство с целью укрепления северных и западных рубежей, важное место занимало каменное строительство в крупных монастырях Приладожья, таких, как Тихвинский Успенский, Александ-ро-Свирокий, которым отводилась роль потенциальных оборонных пунктов. Из истории известно немало примеров, когда монастыри успешно выдерживали длительную осаду противника. Строительство каменной церкви на столь ответственном в стратегическом отношении мысу Ладожского побережья безусловно было связано с созданием здесь укрепленного сторожевого пункта.

Никольская церковь представляет собой двухэтажную, прямоугольную в плане постройку без алтарных полукружий, с обширными одностолпными трапезными в каждом этаже. Крыша над трапезной двускатная; повышенная восточная часть здания была покрыта на восемь скатов и венчалась мощной главой луковичной формы на глухом барабане. Над приделом была небольшая деревянная главка. Церковь имеет весьма суровый вид: грубая кладка с применением валунов, сильно наклоненные внутрь стены, скромное декоративное убранство. Барабан был поверху декорирован пятиугольными двухуступчатыми углублениями в стене — ширинками, да вместо окон имел четыре ниши по странам света. Барабан с главой не сохранился до нашего времени, и это Делает церковь похожей на Древние гражданские постройки.

Представление о древнем облике Никольского монастыря в Сторожно дает опись 1768 года, где отмечается, что каменная церковь была крыта тесом, имела две главы, обитые «чешуею». Деревянную главку над приделом венчал железный крест, а мощная кирпичная глава самой церкви завершалась деревянным крестом. «В той церкви и в олтаре оконниц стекольчатых осьмнадцать. У показанной церкви крыльцо брущатое с переходами в колокольню, забранны и покрыты тесом. Колокольня деревянная шатровая крыта тесом…

Вокруг оного монастыря ограда деревянная крыта тесом на две стороны, в ней трои ворота».

В 1778 году Никольский монастырь упразднили, и его Никольская церковь была превращена в приходскую, а с 1833 года приписана к Загубской Спасо-Преображенской церкви.

Во время ремонта в конце 1830-х годов прежнее лемехо-вое покрытие главы было заменено железным. Остатки старого лемеха были обнаружены членами исследовательской группы Общества охраны памятников на чердаке церкви, там же найдены и рулончики бересты, употреблявшейся для гидроизоляции при устройстве деревянных покрытий. Из прочих монастырских сооружений к концу XIX века сохранилась деревянная колокольня шестигранной формы, на которой висели шесть колоколов (больший из них весил o. 22 пуда и 6 фунтов).

Археолог Н. И. Репников, посетивший монастырь по заданию Археологической комиссии в 1914 году, составил подробное архитектурное описание каменной церкви и всего комплекса. Он уже не застал шестигранной шатровой колокольни, некогда соединявшейся переходом с деревянным крыльцом, ведущим на второй этаж. Крыльцо это сгорело в 1910 году, вероятно, тогда же пострадала и колокольня.

К моменту посещения монастыря Репниковым колокольня уже была заменена навесом для колоколов, при входе на первый этаж были прирублены новые деревянные сени, а на второй этаж поднимались по приставной лестнице. С северной стороны церкви стояла деревянная часовенка, а всю территорию окружала новая ограда из валунов и лишь в ее северо-западном углу сохранялся фрагмент старой рубленой ограды с низкими воротами. Репников отмечал, что «помимо своего интереса чисто архитектурного, эти ворота являются живою летописью некогда бойких торговых сношений по озеру, о чем повествуют нарезанные на внутренних стенах их надписи, сообщающие о том, что такие-то суда стояли от бури в Стороженской гавани; большинство их имеет даты половины 18 в., называя суда белозерских, вытегор-ских и каргопольских купцов».

Судя по фотографии Репникова, ограда с воротами действительно представляла собой любопытный тип подобных сооружений, кое-где еще сохранившихся на нашем севере. Поездка Репникова в Никольский монастырь была предпринята, очевидно, в связи с намечавшейся пристройкой крыльца на второй этаж взамен сгоревшего в 1910 году. Каменное крыльцо так и не было построено, а позже, по словам местных жителей, на средства какого-то купца была устроено деревянное крыльцо, перпендикулярное южной стене. Сейчас нет и его.

До нашего времени не сохранилось ничего из деревянных монастырских построек, хотя само здание бывшей Никольской церкви находится в удовлетворительном состоянии. Таковы основные известные нам факты из истории Никольского монастыря и его главной церкви.

Никольская церковь относится к трапезным церквам, которые сочетали в себе функции трапезного зала и молельни при нем, то есть по своему назначению были полусветскими. Обычно в монастырях помимо трапезной церкви существовал главный храм, именем которого и назывался монастырь. Здесь же о главном храме в сохранившихся документах нет никаких упоминаний, поэтому надо полагать, что Никольская церковь служила одновременно и главным храмом Никольского монастыря. Об этом свидетельствует и совпадение названий церкви и монастыря.

Тип сооружений, объединяющих трапезный зал с церковью, был широко распространен в зодчестве новгородских земель в середине XVI столетия.

Со временем в новгородском зодчестве выработалась определенная композиционная схема подобных сооружений. Церкви с трапезными строились на подклетах хозяйственного назначения. К обширной трапезной палата, почти всегда одностолпной, с востока примыкал повышенный призматический объем одноглавой церкви с четырехскатной или восьмискатной кровлей. Церкви строились как с апсидой, так и без нее. К западному торцу трапезной пристраивались бытовые помещения (паперть, гостиная и другие), объединенные с нею двускатной кровлей. Помещения обоих этажей соединялись внутристенными лестницами, а в трапезную палату входили с высокого парадного крыльца. Одно-столпная трапезная перекрывалась цилиндрическими или коробовыми сводами с распалубками над проемами, а помещение церкви имело более крутой сомкнутый или купольный свод.

По композиционной и конструктивной схеме Никольская церковь в Сторожно подобна новгородским трапезным церквам. Специфичным для новгородского зодчества XVI века является и характер кладки Никольской церкви с цоколем из мощных валунов и рядами валунов на уровне междуэтажного перекрытия, укреплявших стены в местах распора от сводов. Характерно для новгородских памятников XVI века и наблюдаемое в Никольской церкви сочетание в одном сооружении дубовых и металлических связей.

При большом сходстве с новгородскими трапезными церквами Никольская церковь имеет, однако, и отличие от них.

Даже неспециалист прежде всего обратит внимание на внешнее отличие Никольской церкви от подобных новгородских сооружений — совершенно иную трактовку пластики фасадов.

Выложенные из необработанного камня, неровные и сильно наклоненные внутрь стены, отсутствие на фасадах каких-либо членений и элементов декора придают облику Никольской церкви черты архаичности. В сравнении с пластикой Никольской церкви пластическое решение новгородских трапезных церквей выглядит изысканным. Их фасады расчленены лопатками, поверху соединенными киле-видными арками. Пластику стен обогащают двухуступчатые килевидные нишки, составляющие подкарнизные фризы и украшающие лопатки. Кстати, эти декоративные мотивы считаются самобытными новгородскими, поскольку они встречаются и в более ранних новгородских памятниках начала XV века. Стены трапезных, выложенные из кирпича или обработанного известняка, гладкие и побеленные снаружи.

В новгородских памятниках большое значение придавалось ритму и пластике горизонтальных и вертикальных членений, а композиционная роль оконных проемов была второстепенной. В Никольской же церкви при полном отсутствии фасадных членений велико значение проемов как основных композиционных пятен. Аналогичное отношение к оконным проемам как к главным ритмическим элементам фасадов наблюдалось в более ранних монастырских трапезных XV — начала XVI века.

Вообще в Никольской церкви, несмотря на традиционность ее схемы, преобладают черты, сближающие ее с новгородскими памятниками XII века. Это ее скромные размеры, мощь и неровность стен, оживляемых лишь глубоко утопленными в нишах проемами, полное единение с окружающей природой. Суровость ее облика убеждает в том, что этой постройке действительно придавалось немаловажное оборонное значение.

Представляет интерес и быт этого древнего монаетырька, о котором дают представление сохранившиеся описи XVIII века, заканчивающиеся клятвенными заверениями в правдивости изложенного: «По всему вышеописанному показали самую сущую правду без всякой утайки излишности под опасением, ежели хотя в малом чем означенное наше показание окажется несправедливо, наижесточайшего гражданского наказания».

Местоположением монастыря на Ладожском побережье определилось основное занятие монахов и населения монастырской слободки — рыбный промысел. «В вышеописанном озере Ладожском имеется рыбная ловля, которая рыба ловитца означенной подмонастырской слободки бобылями про свой обиход… а на сколько верст по тому озеру рыбной ловли имеется, того за обширностью места никак показать невозможно».

Учитывая неограниченность территории, на которой производился лов рыбы, а также то, что «никакового платежа» за него бобыли не давали, можно предположить, что это занятие приносило им неплохой доход, кроме того, что обеспечивало рыбой «про свой обиход».

Этот доход и был основным в хозяйстве монастыря, поскольку «протчего никаковых угодий також мельниц, соляных варниц, конных и других заводов, поверстых лесов, заповедных рощей и монастырских дворов при оной слободке» не было.

Кроме рыбного промысла население занималось такими традиционными в натуральном хозяйстве сельскими работами, как удобрение полей навозом, уборка урожая, заготовка сена, переборка овощей в погребах. Все эти работы с указанием числа людей, занятых на них, перечислены в монастырской описи 1765 года.

И в наши дни по древней традиции главным занятием населения является рыбный промысел. Рыбхоз «Сторожно» и деревня Кириково, расположенная южнее на Ладожском побережье, являются основными рыболовецкими пунктами в Волховском районе. Свой улов рыбхоз сдает на рыбоприемную базу в Свирице. Лов рыбы производится круглый год. Летом специально оборудованные рыболовецкие суда уходят далеко в Ладожское озеро. Зимой рыбу ловят в нескольких километрах от берега. Еще с ночи рыбаки отправляются к месту лова. Сети и прочее снаряжение везут на запряженных в сани лошадях. Во льду в нескольких десятках метров одну от другой пробуравливают лунки, и от лунки к лунке подо льдом протягивают сети, напоминающие глубокие сачки. Технология подледного лова рыбы сетями мало изменилась со временем и по-прежнему требует высокого мастерства и сноровки. Ими в полной мере владеют потомственные рыбаки, которые живут в Сторожно. Под вечер вереница лошадей с санями, полными рыбы, возвращается к поселку.

Заманчиво побывать в Сторожно в теплое время года: к вашим услугам прекрасное купание в Ладоге, и лес, полный ягод и грибов. Но совершенно сказочное впечатление остается от зимней поездки. Это и особенно уютные зимой резные дома поселка, и лошадки с наполненными рыбой санями, и необъятные белоснежные просторы скованного льдом озера.

«По Ленинградской области» — Л.А. Андеева, М.И. Коляда, Е.В. Кондратьева


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Еще не оценили
12 декабря 2011

3 комментария на “Сторожно”




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *