Свирь делит север Подпорожского района на две части, каждую со своими внутренними путями сообщения. Это природное деление района и положено в основу формирования двух самостоятельных маршрутов, знакомящих с памятниками древнего зодчества. Маршруты различны по протяженности, но одинаковы по насыщенности памятниками.

Первый маршрут, протяженностью 54 километра (в один конец), идет через Важины, Согинцы, Заозерье, Посад и Вол-наволок, расположенные к северу от Свири. Начинается он от Верхнеовирской ГЭС, по плотине которой проходит асфальтированное шоссе;- единственная дорога, соединяющая север района с югом. 12 километров пути — и вы в Важинах. Огромный рабочий поселок, разросшийся из села того же названия, Важины раскинулись по обоим берегам реки Важинки, в двух километрах от ее устья. По этой живописной реке, общая длина которой около 90 километров, пройдет почти четверть нашего маршрута. Важикка вытекает из Важозера на территории Карелии и течет по долине, которую ее русло образовало в западной части Олонецкой возвышенности. Долина и холмы возвышенности покрыты лесами, в которых издревле водится много лосей. Возможно, отсюда и произошло название речки-«Важинка», что означает в северных говорах — самка северного оленя. Важины относятся к первым новгородским поселениям на Свири. Это был значительный перевалочный пункт на торговом пути севера Руси. В сегодняшние Важины вошло несколько деревень, составлявших когда-то отдельный куст. Из всех деревень в наш маршрут входят две северные — Курпово и Мигуновская, расположенные на правом берегу Важинки. У деревни Мигуновской находится бывший Важинский погост, от которого сохранилось здание Воскресенской церкви — интереснейший памятник народного деревянного зодчества первой половины XVII века.

Слово «погост», которое в современном языке означает кладбище, произошло в глубокой древности от глагола «гостить».

Во все времена на Руси церкви были единственными общественными зданиями, где не только совершали службу, но и устраивали разные мирские собрания. Вблизи церквей проводились ярмарки, на которые съезжалось много «торговых гостей», а в церквах устраивались пиршества. Собственно, и трапезные — западные пристройки к церквам — стали рубить в XVII веке потому, что они были жизненно необходимы.

До середины XVIII века термин «погост» употреблялся в древнерусских письменных источниках — летописях, писцовых и дозорных книгах, древних актах — в двояком значении. Под ним подразумевался и большой округ, насчитывающий множество поселений, в числе которых было и поселение с главной церковью округа; и место, где стояла сама церковь, окруженная кладбищем и несколькими домами служителей. К концу XVIII века слово «погост» означало уже только место церкви с кладбищем. В таком узком значении оно и дошло до нашего времени.

Лучше всего начать осмотр Воскресенской церкви с высокого левого берега Важинки, где до начала XX века стояло село Купецкое. Река в этом месте делает крутой поворот, образуя невысокий плоский мыс, открытый обзору со всех сторон. Южная часть мыса и была облюбована древними строителями для размещения на нем погоста. Воскресенская церковь главенствует над мысом и с нашего берега видна как на ладони.

В многообъемном здании в первую очередь привлекают внимание два возвышающихся многогранника — основной объем церкви и колокольня. Они покрыты голубыми куполами.

Как известно, церкви и часовни имеют определенную ориентацию на местности: алтарная часть здания всегда обращена на восток, поэтому каждый фасад ориентирован по странам света. Бее части здания располагаются по продольной оси в направлении с востока на запад: алтарь, далее помещение собственно церкви, за ней проходная трапезная, или в более древних церквах — притвор, и, наконец,- крыльцо с папертью. Вот основная простейшая схема плана культовой постройки, которая будет встречаться в нашем путешествии. Иногда при церкви есть колокольня, она или стоит отдельно от здания, или примыкает к нему с западной стороны крыльца.

Воскресенская церковь — «круглая»: главный ее сруб представляет собой обширный кряжистый десятерик (многогранник с десятью гранями). Он начинается от земли, или, как говорили в старину,- «от пошвы». На куполе десятерика белеет небольшой восьмерик с четырьмя намалеванными черной краской окнами, чтобы как-то скрыть, что он глухой, не имеет оконных проемов. Восьмерик, в свою очередь, тоже покрыт куполочком с вычурным, имитирующим главку завершением, которое служит основанием для железного креста.

Окна десятерика расположены в три яруса. Самое нижнее окно освещает подклет, а верхние — интерьер десятерика.

К восточной грани десятерика примыкает прямоугольный в плане сруб — алтарь. Над широким карнизом этого сруба устроено куполообразное покрытие с маленькой главкой.

В этих двух срубах размещается летняя, то есть не отапливаемая, церковь Воскресения, давшая наименование всему сооружению.

К западным граням десятерика, охватывая их, примыкает крытая на два ската трапециевидная в плане клеть зимней церкви. В этом пониженном по сравнению с многогранниками объеме размещены два придела, алтари которых расположены по обе стороны от входа в десятерик. На крыше этой клети над каждым алтарем стоит по небольшой, невзрачной на вид главке.

Между клетью зимней церкви и колокольней — клеть паперти с лестницей внутри нее. Вход в нее с северного фасада — со стороны деревень. Стройная колокольня церкви представляет собою «восьмерик на четверике»: основной ее объем — восьмигранный сруб — поставлен на четырехгранный сруб. Четверик этой колокольни вровень с подклетом церкви. Сруб восьмерика в верхней части имеет расширение — повал, над которым устроены многогранная кровля и открытая площадка звона. Столбы звона,- их здесь шестнадцать, не считая центрального,- расставлены по периметру сруба и поддерживают купольное покрытие с завершением из небольшого восьмерична с острым шпилем.

Этот разноречивый облик памятник получил в 70-х годах XIX века, когда Важинский погост был значительно перестроен.

Воскресенская церковь пока не требует серьезных ремонтных работ. Это, в свою очередь, отодвинуло натурные и глубокие иеторико-архивные исследования, которые позволили бы собрать материалы для реконструкции первоначального облика памятника.

Несмотря на это, имеющиеся сведения о Важинском погосте и самой церкви все-таки позволяют представить общую его историю. Уникальным историческим документом о возникновении этой постройки являются сохранившиеся остатки иконостаса Воскресенской церкви начала XVII века — части расписного тябла, которые ныне размещены на стенах притвора. На них строители оставили выполненную древней славянской вязью надпись о том, что церковь заложена «лета 7136 сентября 26 дня», то есть 26 сентября 1630 года.

Это была третья по счету церковь Воскресения, которую ставили на этом месте важинцы.

Затяжная Ливонская война, ослабившая Русское государство, позволила Швеции в 70-80-х годах XVI столетия провести на севере ряд успешных военных операций, в результате которых от России была отторгнута часть территории с крепостью Корела на западном побережье Ладоги. Отдельные отряды шведских захватчиков проникали далеко в глубь русской территории.

В Новгородской писцовой книге за 1583 год о Важинском погосте сообщалось, что «церкви пожгли немецкие люди», что церковь Воскресения и «дворы поповские поставлены после войны». Из этого же сообщения известно, что на погосте была до войны и вторая церковь — Ильи с приделом Николая-чудотворца, которую ко времени записи еще не успели восстановить.

В начале XVII века погост пострадал от шведского нашествия особенно сильно. Лишь в 1630 году важинцы собрали средства и силы на строительство новой, сохранившейся до наших дней Воскресенской церкви.

В XV — XVI веках Важины были, по-видимому, широко известны. Это поселение в связи с удобным географическим расположением было не только административным центром погоста (округа), но и большим торговым пунктом, который вел торговлю с зарубежными странами. По свидетельству Писцовой книги, в Важинах «на неметцком наволоке» o размещались дворы чужестранных купцов, купцы-соотечественники содержали дворы на «купетцком наволоке».

По сведениям конца XVIII — начала XIX века, деревянная церковь Воскресения была холодной одноглавой шатровой постройкой, с галереей «на срубах» с западной стороны. Глава ее была обита железом.

В 1805 году прихожане и церковный причт наняли плотников Гаврилу и Ивана Козьминых «с работными людьми» для ремонта семиглавой деревянной теплой (т. е. отапливаемой) церкви Богоявления, стоявшей рядом с Воскресенской церковью, и рубки новой бревенчатой ограды вокруг погоста с тремя воротами. В 1810 году тот же Гаврила Козьмин «с товарищи» подрядился разобрать колокольню, сделать каменный фундамент и на этом фундаменте снова восстановить колокольню, использовав старый сруб. При этом в подрядной отмечалась необходимость строительства у колокольни самостоятельного крыльца. Основа этой постройки сохранилась до наших дней.

К середине первой четверти XIX века Важинский погост представлял собой архитектурный ансамбль, состоявший из столпообразной одноглавой шатровой церкви Воскресения, семиглавой церкви Богоявления и отдельно стоявшей шатровой колокольни, окруженных рубленой оградой с тремя крытыми воротами. Одни ворота вели к поповским и церковным дворам, другие ворота были обращены к деревням прихожан, третьи — к реке.

Этот ансамбль начал распадаться в 60-х годах XIX столетия, когда разобрали из-за ветхости церковь Богоявления. Затем в 1872 году начались «исправления» церкви Воскресения. Во время этих работ у церкви разобрали шатер, галерею, внутренние хоры, сменили потолок, расширили, или, как говорят, «расшили» окна.

Вместо галереи срубили новую обширную клеть зимней церкви, которая вместе с папертью соединила десятерик с колокольней. Над обоими многогранниками сделали купольные покрытия, а все фасады обшили тесом.

Внутри церкви все помещения были оштукатурены. В течение 1873-1874 годов для новой зимней церкви мастер Терентий Глазухин сделал резной иконостас, а художник Постемский написал иконы.

В летней десятигранной церкви сохранился интересный многоярусный резной иконостас, который был сооружен, по-видимому, не позднее первой четверти XIX века. Все эти работы придали памятнику его современный вид.

Таким образом, за три с половиной века в облике Воскресенской церкви произошли серьезнейшие изменения: из «округлой» летней шатровой церкви с галереей она превратилась в характерую для XIX века церковную постройку «корабельного типа», объединившую в свою довольно сложную композицию церковь и колокольню.

Реконструкция памятника в 70-е годы XIX века не обогатила его архитектурный образ, а, наоборот, нанесла ему серьезный эстетический ущерб. Очень хорошо это видно на восточном фасаде, где явно ощущается диспропорция объемов алтаря и десятерика. Причина этого несоответствия — изменение покрытий этих клетей. Вероятнее всего, над клетью алтаря вместо невыразительного купола стояла «бочка», изящный взлет покрытий которой делал алтарь более высоким.

С содержанием термина «бочка» и «крёщатая бочка» необходимо познакомиться подробнее. Покрытие типа бочка встретится на избранном нами маршруте не один раз.

Бочка, крёщатая бочка, бочарная кровля — древняя очень выразительная форма покрытия прямоугольных срубов, в разрезе напоминающая днище бочки, которое снизу имеет сегментное усечение, а сверху — острое килевидное завершение. В криволинейный абрис торцов бочек врубаются слеги, по которым настилается кровля. Крёщатая бочка получается в результате перекрещивания под прямым углом двух простых бочек, по длине равных пролету сруба. В случае, когда сами богаки по своей ширине значительно уже стен перекрываемого сруба, образуются непокрытые пространства у углов клети, над которыми устраивается свое двускатное покрытие. Эти фрагменты, по сути, четырехскатного покрытия в сочетании с бочками образуют очень эффектное завершение клети.

Купольные покрытия звонницы и десятерика Воскресенской церкви отняли у памятника монументальную возвышенность, которую придавали ему шатровые покрытия. Они принизили постройку, особенно грузным получился десятерик.

Несмотря на искажения, этот памятник привлекает к себе внимание многих исследователей народной архитектуры своей главной особенностью — десятигранником. «Округлые» церкви среди памятников народного зодчества XVI — XVII веков занимают особое положение благодаря выразительности архитектурного решения высотного объема, удивительному разнообразию объемно-пространственных и силуэтных композиций.

Прообразами этих построек служили башни древних деревянных крепостей. Многогранные округлые башни имели определенное преимущество перед четырехгранными. Во-первых, при одной и той же длине бревен площадь многогранника получалась более обширной. Во-вторых, поднимать на большую высоту вручную длинные бревна (в 2-Ч сажени) было тяжело, а при возведении многогранника ис пользовались более короткие бревна, что значительно облегчало труд. В-третьих, многогранник по сравнению с четвериком более устойчив к ветру и другим механическим воздействиям. Это давало возможность делать его более высоким. А высота в древности была неотъемлемой частью понятия красоты. Высота, в свою очередь, позволяла увеличить площадь обзора подходов к крепости и значительно расширяла радиус обстрела. Наконец, к башням округлой формы можно было пристраивать стены под любым углом, согласуясь с местным рельефом, что было особенно важно в строительстве крепостей.

В культовом строительстве многогранная форма основного сруба давала зодчим широкую возможность создавать разнообразные объемно-пространственные и силуэтные композиции. Пристраивая к граням основного сруба клети алтаря и приделов, обнося эти постройки галереей, чаще всего поднятой на консолях из выпущенных за плоскость стены бревен, и прирубая к галерее крыльцо, да ещё не простое, а с несколькими площадками-рундуками, народные мастера вдохновенно «вылепливали» образ постройки, заботясь о взаимной соразмерности разновеликих объемов.

Завершались округлые постройки почти всегда многогранным пирамидальным покрытием — шатром, вершину которого украшала главка, крытая лемехом — специальными дощечками, похожими на черепицу. Делали лемех преимущественно из осины, подгоняя каждую лемешину к месту на главке (маковице, луковице) или барабане.

Многогранный шатер — наиболее рациональная конструкция покрытия для таких построек. На крутых скатах не задерживается влага, тем самым замедляется процесс гниения. Шатер устойчив и привлекателен своей устремленностью вверх и кажущейся легкостью.

Округлые храмы строились с разным числом граней:

Шестью, восемью, десятью и даже двенадцатью. Наиболее распространенной формой был восьмерик.

«По Ленинградской области» — Л.А. Андеева, М.И. Коляда, Е.В. Кондратьева


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Еще не оценили
12 декабря 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Если у вас есть сайт или блог . Обязательные поля помечены *